К 85-летию макарьевской поэтессы: “Памятная нежность” о Людмиле Бойковой

Под таким светлым названием, выражающем самую суть, в читальном зале центральной библиотеки Макарьевского района Костромской области состоялся памятный вечер, посвященный 85-летию со дня рождения талантливой макарьевской поэтессы Людмилы Всеволодовны Бойковой. Талант, если он есть, неподвластен времени, и поэтические строки, написанные много лет назад, продолжают свою жизнь в памяти многочисленной армии поклонников одаренной поэтессы. В памяти тех, кто ее близко знал, ее многочисленных учеников и тех, в чьи руки однажды попал ее посмертный сборник стихов «Откровение» и стал любимым навсегда. Вечер собрал ее бывших учеников, коллег, знакомых семьи Бойковых, любителей поэзии.

Две сестры
Почетной гостьей вечера воспоминаний стала троюродная сестра поэтессы Ида Николаевна Летова. Близкое знакомство сестер, по возрасту – ровесниц, состоялось в 42-м году, когда семья Клушиных переехала из Мантурова в Макарьев. Их дружба продолжалась на протяжении нескольких лет, когда Людмила и Ида учились в школе. Дальнейшая учеба и работа развела сестер на разные полюса: Иду – в Москву, а потом на долгие годы на Дальний Восток, а Людмила после окончания педагогического вуза осталась в родном городе.
Обе сестры выбрали непростой учительский путь, и их встречи стали очень редки, только во время летних отпусков.

— Людмила рассказывала мне, что стала писать стихи, но почему-то читать свои стихи не решалась, говорила: «Нет, нет, подожди, потом». Вероятно, ей хотелось достичь большего в стихосложении… Но это «потом» так и не настало.

Однажды Людмила решилась на крутой поворот в своей жизни (это было после смерти Вени, ее мужа), поехав устраиваться на работу в Ленинградскую область, и в этом решающую роль сыграла ее поэзия. Она мне сама рассказывала, как женщина-инспектор, снисходительно посмотрев на нее, сказала: «Вы нам не подходите».

Тогда Людмила выложила на стол свои козыри – газетные вырезки с собственными стихами, сказав: — Я печатаюсь.

Выражение лица кадровика мгновенно поменялось на ласковую улыбку, и она изменила свое решение.

Учитель, подружка и мама

Очень интересно и откровенно вспоминала о своей первой учительнице Галина Васильевна Дворникова. Она рассказала, как Людмила Всеволодовна прививала ученикам любовь к родному городу, его истории, ко всему, что их окружает. Водила в походы в Старый парк, за Филино, где размещались палатки геологов, на речку Анницу и Уколовский бор, по дороге рассказывая о съедобных растениях и грибах. Учила девчушек штопать и вышивать, приучала к поэзии, к лирике, высокому слогу, став для них и наставником, и подружкой, и мамой.
— Она открывала нам глаза на мир, на красоту, на поэзию. Помню, как однажды предложила:
— Давайте поиграем в рифму. Вот стол и карандаш – это не рифма, а кошка и окошко – рифма.
Дала задание – придумать рифму к слову «кувшин». У нас получилось только после подсказки:
— Кувшин тот самый, в котором Джин. Дальше наша фантазия не пошла. Тогда Людмила Всеволодовна с легкостью добавила:
— Загадывай желание, включай воображение. И вскоре ты почувствуешь в кувшине том движение…
Много лет спустя на встрече выпускников мы вспомнили этот случай и в порыве вдохновения сочинили продолжение:
— Но лучше пробкой мы заткнем тот глиняный кувшин. И пусть еще лет 300 спит в кувшине старый Джин.
Думаю, Людмила Всеволодовна была бы довольна нашим общим шедевром.

В унисон Галине Васильевне прозвучал рассказ еще одной ученицы, Елены Сергеевны Кирилычевой, трогательный, искренний, проникнутый теплыми чувствами и согретый ее стихами.
— Я всех своих одноклассников снабдила бойковскими сборниками, покупала и дарила. Думаю, это было для них лучшим подарком и памятью, — сказала Елена Сергеевна.

Переполняя чувствами сердца

Своими воспоминаниями о Бойковой и ее семье поделились Александр Васильевич Сабуров и Зинаида Константиновна Линдюк, подчеркнув ее одаренность как поэта и как женскую натуру, доверчивую, открытую, бесхитростную, в чем-то наивную, беспомощную и до конца непонятную окружающим.
На вечере демонстрировались фотографии поэтессы разных лет, присланные сыном Александром.

Звучали знакомые строки из сборников в исполнении Валентины Александровны Белозеровой, ведущей Светланы Хандиной, вновь и вновь переполняя чувствами сердца…
— Казалось, это обо мне, это мои эмоции и переживания, только я не могу их выразить так, как смогла Людмила Бойкова, — вспоминала о поэтессе А. Ф. Смирнова.  В этом-то и заключается настоящая поэзия.
В завершение собравшиеся единодушно внесли предложение назвать поэтический клуб «Парус», работающий при библиотеке, именем Л. В. Бойковой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *