Никто не забыт

Письма Юрия Смирнова с фронта домой

7639Чистые листы бумаги, неровный почерк, скупые строки о себе, много заботы о доме, матери, сестрах — Люсе и Тосе — вот письма ЮРИЯ СМИРНОВА. Они написаны в короткие минуты отдыха между боями, в госпитале, перед атакой. В них тоска по родному дому, по тихому городку Макарьеву, по матери, мечты о радости встречи после войны, уверенность в нашей победе над врагом и твердость, ясная твердость молодого воина, которая помогла Юрию Смирнову в минуты страшных мук.

Письмо 1

«Зная о гибели папы, мама, я тебя очень прошу, не расстраивай своего здоровья, ведь у тебя больное сердце. Что же сделаешь, ведь жизни не прикажешь…! Я тоже вначале очень переживал и даже унывать стал, но потом понял, что этим ничего не сделаешь. Думаю, как бы скорее попасть на фронт бить немцев отомстить за папу».

Письмо 2

«Мама, ты в своем письме была права относительно учебы и дисциплины. Теперь сам понимаю, зря бросил школу, а с дисциплиной в армии трудно — приходится себя ломать. Но я думаю, все к лучшему. В армии я научился выдержке и вижу, что в Макарьеве делал многое неверно, часто зря грубил тебе и обижал зря. Больше этого не будет».

Письмо 3

«Пишу из госпиталя — я был ранен в верхнюю челюсть. Ранение очень легкое — скоро вылечусь и снова на фронт. Скорее хочется попасть в свою часть — она, скорее, мой второй дом. Ты за меня не тревожься, я служу хорошо, выполняю все приказы командира».

Письмо 4

«Многое пришлось увидеть, пережить на фронте. Говорил с жителями, которые были под немцами, видел селения — чистый грабеж. Немцы не считались ни с какими человеческими чувствами, а раненым нашим перерезали горло. У нас у всех теперь настроение — поскорее бы в бой и посчитаться с немчурой. Очень жду от вас писем. Мама, как твое здоровье? Ты о нас не расстраивайся, а устраивай свою жизнь, как лучше. Мама, ты пишешь, что Люся пошла в армию. Значит, теперь воюет вся наша семья? (Это хорошо!) Все мы будем воевать хорошо, не трусить ни при каких обстоятельствах. Желаю тебе здоровья и долгой жизни. Остаюсь твой сын Юрий Смирнов».

Письмо 5

«На фронте я встретил Швецова Вадима — теперь воюем вместе и часто вспоминаем всех вас. Нашу хорошую жизнь в Макарьеве. Сейчас лежим на полатях, поем песни, и я пишу вам. Хотелось бы вас увидеть, но нельзя — война. Вот отвоююсь, тогда придем на родину и — ясный путь» (Прим.: Швецов Вадим земляк Юрия Смирнова, вернулся с войны инвалидом и жил в Макарьеве, правда, недолго — вскоре умер).

Письмо 6

«Ты на многое открывала мне глаза, — писал он Варе с фронта. — Я знаю, мне еще многого не хватает до настоящего характера. Но зато мне всего 18 лет, а в эти годы можно горы превратить в долины, если постараться» (Прим.: Варя сверстница Юрия Смирнова).

Письмо 7

«Добрый день. Здравствуйте, мама и Люся! …Напишу с нового места. Получил письмо от Николая Смирнова, но ответа не дал ему, потому что бумаги не было. Он, оказывается, был дома, вы уж и то ничего не написали…из Москвы можно хоть когда приехать. Скажите и Генке, чтобы писем больше не писал, хотя я и так уже от него давно не получал. Пока, до свидания. Жив, здоров Юрка».

Письмо 8

«Добрый день. Здравствуйте, мама и Люся! Пишу вам свой привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Мама, из Павлово-Посада нас привезли в…, там жили недолго, в землянках. Сейчас находимся в 60-ти километрах от…, когда шли…пешком, я опился водой и целую неделю валялся с дизентерией. Сейчас маленько лучше. С вечера находился в деревне. Ждем выступления на фронт. Поедем, наверное, на северный фронт. Присвоили звание «младший сержант». Всех разбивают на отделения».

Юрий. 28.11.1943 года

Неизвестные страницы жизни Героя

6651365Мы предлагаем взглянуть на жизнь Юрия Смирнова и его подвиг глазами людей, хорошо знавших семью Героя, знавших те ценности, на которых воспитывался будущий Герой, его мировоззрение в детские и юношеские годы с позиции русских православных традиций, которые, несмотря на переломные советские годы, свято чтились и береглись людьми, семьями. Среди них была и семья Василия Аверьяновича и Марии Федоровны Смирновых.

Я помню из детства

С 1947 года моя семья жила в Макарьеве. Наш дом  № 39 находился на улице Кладбищенской, как раз напротив дома Смирновых, где жила мама Юрия Смирнова Мария Федоровна. В моей памяти (я с 1942 г. р.) она осталась невысокой женщиной с очень добрыми глазами и гладко зачесанными волосами под гребенкой. О ее сыне Юрии я много слышала от своей мамы Акиничевой Антонины Васильевны, которая была подругой Юриной сестры Антонины.

Я часто бывала в доме Марии Федоровны — они держали корову, и я ходила к ним за молоком. Во дворе у них был колодец, мы брали в нем воду. Хорошо помню, что на первом этаже у них была кухня, возле кухни была маленькая комната, где на стене висел портрет Юрия в военной форме и с погонами рядового. Помню фронтовые газеты, где сообщалось о подвиге Юрия. Возможно, там были протоколы допроса, так как запомнилась немецкая фамилия, а еще бумаги с подписями наших военных, среди которых тоже была нерусская фамилия. Я тогда очень гордилась, что Мария Федоровна дала мне, школьнице, прочесть такие важные документы.

Особенно запомнились мне иконы, которые находились в доме Смирновых, они висели на кухне и в спальне Марии Федоровны. В те годы иконы старались не выставлять на виду, но в доме Марии Федоровны они были, это я помню точно. Люди даже в те безбожные времена отмечали великие праздники — Рождество и Пасху, и я помню, как Мария Федоровна угощала нас крашеными яйцами, куличом и при этом всегда вспоминала о Юре. В такие праздники по домам ходил священник, бывал он и в доме Смирновых, а мы с ребятишками после таких визитов играли в «попов».

Их дом был очень гостеприимным. Детей, особенно мальчишек, к ним тянуло как магнитом. На крылечке их дома мы просиживали целые дни — играли, шумели, а хозяйка дома нас никогда не прогоняла. Мария Федоровна была очень скромным, набожным человеком, к ней многие любили просто, по-соседски зайти, поговорить.

Родители мои работали в училище, где раньше учился Юрий. Мама была воспитателем в общежитии, а отец — мастером производственного обучения, учил слесарному делу.

Более десяти лет, пока не окончила школу, я постоянно видела Марию Федоровну, видела, как нелегко ей жилось. Учась в институте, я рассказывала подругам о подвиге Юрия, о его матери. Знала обеих дочерей Марии Федоровны — Антонину Васильевну и Людмилу Васильевну, их детей, (внуков Марии Федоровны), об их дальнейшей жизни. Зубилова (Павлова) Галина Павловна, декабрь, 2015 года, г. Макарьев.

Главные в жизни слова

Деревни наши, Дешуково и Ильинское, в 30 — 40-е годы были многолюдные, детей у всех было много. Детвора жила весело, мы успевали и родителям помогать по хозяйству, и сбегать в лес по грибы, по ягоды, покататься на лошадях. Но особенно любили Унжу, она бежала сразу за нашими домами и всегда манила к себе. Там мы пропадали все свободное время, купались, ловили рыбу.

Юрий Смирнов был на один год постарше меня, но дружили мы, деревенские, все вместе. Однажды Юра пригласил меня в Макарьев, на пристань. Это было красивое место, там собирался народ на гулянье (было воскресенье), мы бегали по песку, играли. Юра был вожаком в компании ребят, и мы с ним поспорили: перебежим ли мы вдвоем Унжу по бревнам? По Унже в то время сплавлялось много леса, лес несло по реке от берега до берега. Перед началом нашей «перебежки» помню, что на  Юре был крестик. Когда мы встали на первое бревно, он перекрестился и проговорил: «Господи, благослови». Перебежали Унжу по бревнам мы легко, весу в нас было немного, были мы пацаны подвижные, знай только, отталкивались от каждого бревна, как воробушки. На том берегу Юра мне говорит: «А ты молодец!» А обратно, когда надо было возвращаться к ребятам, леса не было, он прошел. Но мы не растерялись: взялись за дерево рукой и поплыли.

А еще помню, Юра предложил мне поучаствовать в мальчишеской забаве, «войне» — улица на улицу. Пацаны дрались на руках и на палках. В то время это было распространенной игрой подростков.

С шестого класса нас учили военному делу. Говорили о защите Отечества. Воспитывались мы на кинофильмах «Чапаев», «Мы из Кронштадта», живо обсуждали события на Халхинголе, любили петь «Над Амуром тучи ходят хмуро…».

Семьи наши были верующие, правда, родители на словах нас немного наставляли, некогда им было нас воспитывать, они работали день и ночь. Но уклад семейный соблюдали строго: отец — хозяин был в доме и его слово — закон. Матерей мы слушались беспрекословно, старались помогать всегда, видели, как они трудились, не покладая рук.  Семьи в ту пору почти всегда были многодетными, и в них еще теплился дух веры и любви. В каждом доме (у Смирновых тоже) были иконы, и перед ними горела лампадка. Родители наши молились каждый вечер, и мы знали «Отче наш», «Богородице Дево радуйся…». Мы все с детства носили крестики, и Юра тоже. В младших классах родители водили нас в Храм, а когда пошли в среднюю школу, стали подсмеиваться, дразнить.  Помню Макарьевскую и Унженскую церкви: все иконы там перецелуем, свечки зажжем и стоим, слушаем. Там причащались, нам давали просфорочку, сладкую запивку, любили мы дышать ладаном — когда батюшка кадил, казалось, не надышишься! Домой идешь, а на душе так хорошо, так покойно, но мы никому об этом не рассказывали, это было в душе, тайное, сокровенное… Знали и любили мы праздники  Пасху и Троицу, готовились к ним, в доме все прибирали, варили пиво домашнее, пироги пекли. Это все было в нашем детстве и оставило след в душе…

Последний раз я видел Юру Смирнова в военкомате, когда на фронт провожали моего брата Павла, 1924 года рождения. Мы с Юрой долго разговаривали. Земляков отправляли много, играла гармонь, кто-то плясал, кто-то ревел. А нас отправили на фронт осенью 1943 года.

Конечно, на войне все мы в душе верили (иначе там не выжить) и все время взывали к Богу: «Господи, помоги!», «Господи, помилуй…». На поле боя от умирающих, раненых я чаще всего слышал только два слова: «Господи» и «мама».

Я много пожил на свете, мне уже 89 лет, и более высоких, самых главных, важных в жизни слов не знаю. 25.12.2015 г.

Николай Васильевич Мутолин, 1926 г. р., участник ВОВ, д. Ильинское Макарьевского района

Биография: Юрий Смирнов. Знаете, каким он парнем был!

ltext_2004123821-p_3004184753-smirnov3Юрий Смирнов родился 2 сентября 1925 года в деревне Дешуково Макарьевского района Костромской области. В 1933 году семья Смирновых переехала на жительство в город Макарьев. Здесь прошли детские и юношеские годы Юрия.

После окончания общеобразовательной школы он поступил в школу РУ №11 (энергетиков), получил специальность электросварщика и был направлен на работу в город Горький.

В марте 1943 года Макарьевским райвоенкоматом Юрий был призван в армию.

С 1 мая 1943 года он был зачислен курсантом 15 учебного стрелкового полка, находившегося в Павловском Посаде. Здесь 24 мая того же года он вступает в комсомол, проходит шестимесячную боевую подготовку, получает звание младшего сержанта и 13 ноября 1943 года направляется в действующую армию.

23 июня 1944 года по всему Оршанскому направлению 3-го Белорусского фронта войска начали боевые наступательные действия, входившие в план операции «Багратион».

В ночь с 24 на 25 июня был сформирован танковый десант с задачей пробиться в тыл к немцам. Десант формировался из добровольцев. Бойцы 1-ой стрелковой роты 77 гвардейского полка, возглавляемые ст. лейтенантом Вячеславом Зеленюком, одни из первых вызвались принять участие в десанте. И среди них юноша неполных 19 лет Юрий Смирнов.

Во время десанта Юрий был ранен и, потеряв сознание, не замеченный в темноте товарищами, упал с танка. Фашисты, ошеломленные фактом прорыва их обороны русскими, метались в панике и поисках возможности организовать контрудар. Но для этого необходимы были какие-либо сведения: откуда, в каком направлении и в каком количестве двигаются танки с бойцами на броне.

В это время и был обнаружен раненый русский. Смирнова затащили в блиндаж и устроили допрос с применением зверских пыток. Ничего не добившись от него, взбешенные его стойкостью, гитлеровские варвары распяли гвардейца на кресте. Утром бойцы из гвардейской части нашли тело Героя и составили акт о трагической гибели мужественного комсомольца. Он совершил подвиг, не нарушил священную присягу и не выдал военную тайну.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6.10.1944 года Юрию Смирнову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Жители города Макарьева глубоко чтят память о Юрии Смирнове. Улица, на которой он жил, носит его имя. С 1949 года в Макарьевском ремесленном училище создана комната Героя Советского Союза Ю. Смирнова, а с 1972 года на её базе открыт музей. В 1958 году в парке училища установлен памятник (бюст) Герою.

С 1965 года училищу было присвоено имя Ю. В. Смирнова. В Макарьевской средней школе №1 открыт музей Героя Советского Союза Ю. В. Смирнова. В честь 60-летия со дня рождения Героя — земляка на здании школы, в которой он учился, установлена мемориальная доска.

Акт гибели Ю. В. Смирнова

25 июня 1944 года, дер. Шалашино Оршанского района. Мы, нижеподписавшиеся комсорг полка гвардии старший лейтенант СОКОЛОВ Семен Герасимович, комсорг 2-го батальона гвардии старший лейтенант КУСТОВ, старший лейтенант АХМЕДЖАНОВ Карим, гвардии капитан Климов Иван Иванович, гвардии рядовые КОНЕВ и КОКОРКИН, составили настоящий акт о нижеследующем: В 4.00 25 июня 1944 года во время наступления наших частей на деревню ШАЛАШИНО Оршанского района наш 1-й стрелковый батальон участвовал в десанте по занятию деревни.

Гвардии рядовой СМИРНОВ ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ упал с танка, будучи ранен, и был захвачен немцами. Немцы учинили ему допрос с пытками. И когда комсомолец СМИРНОВ, помня присягу, ничего не сказал, немцы распяли его на стене блиндажа. Гитлеровцы забили два гвоздя в ладони рук, вытянув руки в горизонтальное положение, по одному гвоздю в каждую ладонь, а также было забито в подъемы ног по одному гвоздю. Кроме того, два гвоздя были забиты в голову. СМИРНОВУ нанесены четыре кинжальные ранения в грудь и два ранения в спину. Голова и лицо побиты холодным оружием. На столе лежали комсомольский билет и красноармейская книжка. Гвардии старший лейтенант СОКОЛОВ; гвардии старший лейтенант КУСТОВ; старший лейтенант АХМЕДЖАНОВ; гвардии капитан КЛИМОВ; гвардии рядовой КОНЕВ; гвардии рядовой КОКОРКИН

Мой прадед – герой войны

Нет в России семьи такой,

Где не памятен был свой герой,

И глаза молодых солдат

С фотографий увядших глядят».                             

Е. Агронович.

АленаДействительно, трудно найти в нашей стране семью, в которой нет человека, участвовавшего в той страшной войне. И наша семья не стала исключением.

Я хочу рассказать о своем прадедушке Смирнове Николае Васильевиче. К сожалению, он умер еще до моего рождения. Но из рассказов моего дедушки я очень много узнала об его отце. Николай Васильевич родился в 1925 году в селе Юркино Макарьевского района, в большой крестьянской семье. До войны работал в колхозе кузнецом. Когда началась война, ему было 17 лет, и вскоре его призвали в армию, где сразу направили в Гороховецкие лагеря на курсы младших командиров.

Время было трудное, голодное, но курсанты не унывали. Они верили, что война быстро закончится, и они вернутся домой героями, поэтому заранее чистили бляхи на ремнях и подшивали белые воротнички.

На фронт мой прадед попал в звании сержанта (зам. ком. взвода.) А война оказалась совсем не короткой. Три долгих года воевал старший сержант Смирнов против немецких захватчиков.

В 1943 году под городом Нарвой он получил тяжелое осколочное ранение и попал в госпиталь. Он потерял много крови, и нужно было время, чтобы восстановить силы, но 18-летний парень рвался на фронт и вскоре снова оказался в боевом строю.

Не раз сержанту Смирнову приходилось поднимать бойцов в атаку, проявляя при этом смелость и решительность. Он отважно сражался до самой Победы. Уже во время войны он получил два ордена Великой Отечественной войны и медаль «За отвагу». А в июне 1945 года его направили уже в знакомые Гороховецкие лагеря обучать молодых солдат военному делу.

Домой мой прадедушка вернулся в апреле 1946 года. После войны встретил девушку, которую полюбил и женился на ней. Вскоре молодая семья перебралась в поселок Горчуху. Там Николай Васильевич проработал на Унженском  рейде до выхода на пенсию. Умер мой прадед в 1991 году 22 июня с тем самым осколком в теле, который получил в боях под городом Нарвой.

В доме его сына, то есть моего дедушки, до сих пор хранится его китель с орденами и медалями, а также фотографии военных и послевоенных лет. Память о нем в нашей семье передается из поколения в поколение.

В память моего прадедушки еще ученицей внучка сочинила стихотворение:

Памяти моего деда Смирнова Н. В.

Еще вчера мальчишки эти

Девчонок целовали во дворах

И в школьном зале на паркете

Кружили вальс на выпускных балах.

— Вперед! В атаку! За Отчизну!

Кричал комбат сквозь рев войны.

Вперед! На смерть во имя жизни

Шли в бой солдаты-пацаны.

Мой дед шел в бой, вел взвод в атаку,

Земля взмывала к небесам,

И падали на снег солдаты,

Чтоб можно было жить сегодня нам.

Взрыв! Вспышка ярче солнца!

Упал мой дед, струей стекала кровь,

Припомнил мать у деревенского оконца,

Снежинка отдохнуть легла на бровь.

Остался жив, спасли тогда солдата,

Сестренка с поля боя унесла,

Она не знала, обливаясь потом,

Что жизнь и мне тогда спасла!

Я горжусь своим прадедом!  Именно такие рядовые труженики фронта принесли нам Победу, и мы до сих пор знаем войну только по рассказам и кинофильмам.

Спасибо вам, ветераны,

Солдаты минувшей войны,

За ваши тяжелые раны,

За ваши тяжелые сны.

За то, что Отчизну спасли вы,

Сыновьему делу верны,

Спасибо, родные, спасибо

От тех, кто не знает войны!

Алена Балаева, поселок Любимовка

Он за мир воевал

демичев9 Мая наша страна будет отмечать самый главный праздник нашего государства – праздник 71 годовщины Победы. Это праздник и тех поколений, которые подарили нам мир, свободу, это праздник и наших поколений, потому что мы являемся детьми, внуками, правнуками победителей.

Сущность каждого человека раскрывается лучше всего во время испытаний, которые он проходит. Великая Отечественная война была испытанием испытаний. Через неё прошли не только мужчины, но и женщины, дети. Во многом мы обязаны именно им, ведь они кормили Россию и снабжали армию боеприпасами. Вот тут-то и открылась истинная ценность каждого человека. Мы будем помнить тех, кто выстоял в этом страшном испытании; будем до конца дней своих отдавать дань этим героям, которые принимали неравный бой, совершали чудеса героизма, оставались беззаветно преданными Родине.

Одним из таких людей, на мой взгляд, был мой дедушка Дёмичев Иван Васильевич. Родился он в 1910 году в большой крестьянской семье на макарьевской земле, в деревне с красивым названием Заречье. Окончил Зарецкую начальную школу. В 1931 году поступил в высшую колхозную школу г. Суздаля, но не закончил её. Был призван в армию в 1932 году. Служил 2 года 4 месяца, там и окончил полковую школу.

В 1935 году окончил курсы трактористов при школе леспромхоза. После окончания курсов работал в Судогодском ЛПХ. С 1937 года работал в макарьевском ремесленном училище инструктором производственного обучения. Без отрыва от производства окончил курсы шоферов.

А дальше была война…

25 июня 1941 года (на третий день войны) мой дедушка был призван в Красную Армию. Дома осталась жена Анна Ивановна, сын Юра – мой отец (ему в то время было 5 лет), а через неделю родилась дочь Валентина.

Воевал дед в 1 ударной армии. Службу начал командиром отделения. В составе Западного фронта армия участвовала в битве за Москву. С февраля 1942 года 1 ударная армия включена в состав СевероЗападного фронта. Был дед в должности старшего автотехника дивизиона 701 армейского пушечного артиллерийского полка (АПАП). Вот строки из его наградного листа:

» Показал себя дисциплинированным, хорошо владеющим своей специальностью офицером. Техника дивизиона всегда находится в боевой готовности… Отмечено много случаев, когда т. Демичев лично сам управлял машинами, перевозил технику под огневым воздействием противника и в непосредственной близости от него.»

12 октября 1943 года дедушка был награждён медалью «За боевые заслуги» (приказ командующего артиллерией 1 ударной армии генерал- майора Макарова).

Вторую правительственную награду орден Красной Звезды дед получил в марте 1944 года. И снова строки из наградного листа:

«… При прорыве обороны противника в районе Ляхново – Однорядка под огнём противника ремонтировал тракторы (они таскали  пушки)… В боевых условиях т. Демичев умеет находить запасные части на поле боя и своевременно производить ремонт техники в 2 раза быстрее положенных нормативов, что всегда обеспечивает выполнение боевых задач дивизионом».

В мае 1944 года Демичев Иван Васильевич был принят в ряды ВКП(б).

А в сентябре 1944 года от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждён орденом Отечественной войны 2 степени. В наградном листе сказано:

«Тов. Демичев, находясь на службе с начала формирования 701 АПАП (армейского пушечного артиллерийского полка), а также с организации 137 АПАР Бр. из младшего командира вырос в стойкого офицера Красной Армии. Добился образцовой эксплуатации и содержания мехтяги. Как одного из способных и лучших офицеров т. Демичева перевели на должность начальника ремонтной мастерской 137 АПАР Бр. …Благодаря инициативе и самоотверженному служению Родине дивизион всегда первым выполнял боевые задачи. Товарищ Демичев пользуется большим авторитетом среди личного состава бригады.»

Награждён дед был и медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Германией в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

Встретил Победу под Кенигсбергом. А демобилизовался в 1946 году в звании старшего лейтенанта.

Дома дедушку ждала жена и двое детей. Суровые военные годы запомнились на всю жизнь тяжёлым изнурительным трудом, когда всё хозяйство тяжким бременем легло на плечи женщин, подростков, стариков.

«Колхозных коней забрали на фронт, — вспоминала бабушка, — пахать приходилось на быках. Упрямая была скотина! Женщинам и детям порой приходилось самим тащить плуги и бороны по пашне. Голод был. Хлеб пекли с добавлением в муку колокольца (растолченные головки льна, оставшиеся после обмолота), клевера, хвоща полевого. Да всего и не расскажешь! Главное – выстояли и победили!»

Моя бабушка Демичева Анна Ивановна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 19411945 гг». Недаром говорят:

«Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд».

Потихоньку жизнь стала налаживаться. В 1954 и 1956 годах родились ещё двое детей – Володя и Татьяна. Жили дружно, спокойно почти 60 лет.

До ухода на заслуженный отдых дедушка работал на автокране. Сначала в п. Дуплянь, затем в п. Лопаты крановщиком на погрузке леса. Принимал активное участие в жизни посёлка. Неоднократно избирался депутатом райсовета, был членом областного комитета партии, членом цехкома леспромхоза, народным заседателем.

26 мая 1994 года не стало бабушки. Не выдержало сердце деда тяжёлой утраты и 29 июня того же года не стало и дедушки…

Вся их жизнь служит для нас – их детей, внуков и правнуков – примером. Я понимаю, что родные мне люди совершили подвиг в годы Великой Отечественной войны. От этого болит сердце и хочется лишь единственного, чтобы это никогда не повторилось.

И. Наумова, поселок Лопаты